Истина, сказанная во время рекламной паузы

— Мы должны прерваться на рекламу, — сказала мне ве­дущая и встала со стула. Мы отошли в сторону и наше место занял звукооператор; он включил рекламные роли­ки, которые обычно транслируются во время этого шоу.

— Уже много лет, как я хочу оставить свою работу, — сказала ведущая, чувствуя себя свободнее в своей звуко­непроницаемой студии, когда ее слова не передаются по радио во внешний мир.

— Но вам платят слишком много, чтобы вы на это решились, — сказал я, заканчивая ее мысль.

Она кивнула и произнесла:

— Да, это так. Я, кстати, не так-то много получаю, но все-таки достаточно, чтобы не испытывать желания уво­литься и искать какое-нибудь другое занятие. Я не могу обойтись без моей зарплаты. Мы с мужем зарабатываем много денег, но у нас четверо детей-школьников, поэто­му я не вижу, какими способами мы смогли бы осуще­ствить то, о чем вы рассказываете.

Я не был согласен с ее точкой зрения, но дал понять, что разделяю ее чувства.


— Итак, что же вы можете сказать по этому поводу? Как мне изменить свою жизнь? Я не смогу прожить без моей теперешней зарплаты. Я вынуждена работать здесь, пусть даже мне и не платят столько, сколько мне хотелось бы. Кажется, что меня заперли в четырех стенах, которые закрывают от меня весь мир. Что я могу сделать?

Помолчав какое-то время, чтобы собраться с мысля­ми, я задал вопрос:

— А вы помните мой пример о младенце, который учится ходить?

— Да, — ответила ведущая. — И как только младенец научился ходить, он стал ребенком. А когда он научился водить автомобиль, он стал взрослым человеком.

— Именно так мы и учимся всему в жизни. Мы учим­ся, потому что сначала нами движет желание перемен, — мы хотим достичь чего-то лучшего. Когда-то вам нрави­лась ваша работа, но сейчас вы чувствуете, что настало время что-то менять, время двигаться вперед, к чему-то новому, точно так же, как младенец в какой-то момент испытывает потребность в переменах; он чувствует, что наступило время перестать ползать и начать ходить. В ка­кой-то необъяснимый миг младенец вдруг понимает, что сейчас подходящее время, чтобы сделать что-то по-ново­му. И он начинает тянуться вверх, цепляясь за что-ни­будь вроде отцовских брюк или ножки стола. Младенцу не сразу удается преодолеть пропасть между ползаньем и ходьбой; этому нужно учиться. Он повторяет свою по­пытку раз за разом и в один прекрасный день пробует сделать первый шаг и падает. В данный момент младенец потерпел неудачу. Но, вместо того чтобы прекратить свои попытки, как это сделали бы многие взрослые,
младенец повторяет этот процесс снова и снова. И вот однажды наступает пора, когда разум, тело и дух маленького чело­вечка достигают такого уровня, что он уже может стоять. После этого успеха он начинает учиться ходить. Таким образом младенец превращается в ребенка.



— А затем приходит очередь велосипеда, а потом и автомобиля, — сказала ведущая. — Младенец становит­ся ребенком, а ребенок — взрослым.

Я закончил свою мысль словами:

— Да, и этот процесс очень похож на процесс станов­ления предпринимателя. В моем случае я начал в возра­сте девяти лет; тогда же потерпел первую неудачу, а за­тем, тоже в девять лет, добился первого успеха. И вы можете сделать то же самое, если рискнете пройти через этот процесс обучения.

— И вы так уверены в своих навыках как предприни­мателя? — спросила ведущая.

— Нет, дело не в этом. Я просто уверен в своей спо­собности делать ошибки, исправлять их и благодаря это­му совершенствовать собственный бизнес. Я уже стал достаточно хорошим предпринимателем и планирую подняться еще выше. Но я никогда не буду полностью уверен, что приобрел какие-либо навыки как предпри­ниматель, потому что опираюсь не на те лавры, которые заслужил, не на свои прошлые успехи. Я постоянно став­лю себя в такие ситуации, где моих нынешних навыков уже недостаточно. Я всегда нахожусь, так сказать, в по­граничном положении, всегда экспериментирую, посто­янно совершенствую свои способности находить выход. И это путь, с помощью которого я постоянно улучшаю свое положение.

— Именно поэтому вам удается основывать новые компании, даже когда вы терпите неудачу?

— Можно сказать по-другому: я основываю новые компании и берусь за новое дело, даже когда преуспел в чем-то. Поэтому у меня так много разных компаний, которые работают без моего участия. В этом и заключа­ется мой секрет достижения большого богатства. Подав­ляющее большинство наемных работников имеют толь­ко одно место работы. А я как предприниматель имею множество компаний в разных отраслях.

— Поэтому вы не хотите работать как специалист-профессионал в какой-то одной сфере или лично брать на себя управление своим бизнесом?

— Да, и я счастлив, что мне довелось потерпеть свою первую неудачу в девять лет. Уже тогда я начал учиться так организовывать бизнес, чтобы он мог работать на меня без моего участия. О своих первых экспериментах я написал в книге «Богатый Папа, бедный Папа».



— Да, я помню, — сказала ведущая. — Я просто ду­мала, что эти ваши первые «компании» не имеют такого большого значения. Мне и в голову не могло прийти, что эти крошечные начинания могли оказать такое вли­яние на всю вашу дальнейшую жизнь.

Кивнув головой, я сказал:

— Да, я нашел свою стратегию в возрасте девяти лет, и с тех пор пользуюсь ею всю жизнь.

Тут звукооператор сообщил нам, что рекламная пауза закончилась и настало время продолжить беседу в эфи­ре. Ведущая повернулась к микрофону и сказала:

— Мы только что вынуждены были оставить вас на несколько минут, так что давайте вернемся к нашей теме
и подведем краткий итог того, что было сказано. Мистер Кийосаки, вы говорили, что работа предпринимателя заключается в том, чтобы делать ошибки, а работа наем­ного служащего — в том, чтобы их не делать. Я правиль­но передала вашу мысль?

— Да. По крайней мере, именно так мне это видится. Если я не буду расчетливо идти на риск, не буду делать ошибок и не смогу создавать и расширять свои компа­нии, то мне придется себя «уволить». Но если делают слишком много ошибок мои сотрудники, мне приходит­ся указывать им на дверь. Именно поэтому я стараюсь нанимать самых смышленых работников, которые тер­петь не могут совершать ошибки. Они делают свою ра­боту, я — свою.

— И именно поэтому мы говорим своим детям: «Иди в школу, чтобы потом иметь возможность получить хо­рошую работу», — сказала ведущая. — В школе наших детей учат становиться наемными работниками.

— Да, — согласился я. — Если вы хорошо учитесь в школе, то, по всей видимости, сможете хорошо устро­иться в системе больших корпораций или государствен­ных учреждений.

— А вы сами как относитесь к школе? Вам нравилось учиться? — спросила ведущая.

— Не очень, — признался я. — В школе я учился плохо, потому что делал слишком много ошибок. Я по­лучал тройки, двойки, а несколько раз и единицы. Но зато еще в школе я сообразил, что поскольку я так часто делаю ошибки, поскольку так хорошо научился их де­лать, то мог бы стать кем-то вроде эксперта в этом во­просе. И вот в результате я стал предпринимателем, а не
наемным работником. Я не являюсь «умным» или «тол­ковым» человеком в академическом смысле слова. Ни­кто не взял бы меня на какую-нибудь высокооплачива­емую должность. Я не люблю подчиняться чьим-то приказам, так что, по всей вероятности, не имел бы никакой надежды продвинуться вверх по служебной лестнице. Но зато я люблю экспериментировать и делать все по-свое­му — вместо того, чтобы делать то, что мне велят.

— Вы определенно не смогли бы получить работу на нашей радиостанции, — пошутила ведущая.

— Да, я не получил бы здесь работу, но зато я уверен, что мог бы приобрести в собственность эту радиостан­цию, а потом нанять на работу людей более умных и знающих, чем я сам, чтобы они управляли всем этим в моих интересах, — добавил я.

— Хорошо, давайте теперь вернемся к нашей теме, — сказала ведущая. — У вас есть какие-нибудь другие при­меры, кроме вашего собственного, которые доказывали бы, что делать ошибки и претерпевать неудачи так уж важно для того, чтобы стать настоящим предпринимате­лем? Есть ли какой-нибудь другой пример человека, который подтвердил бы вашу точку зрения?

— О да, без всякого сомнения, — ответил я. — На­пример, Томаса Эдисона выгнали из школы, так как учителя жаловались, что он пустоголовый и вечно «вита­ет в облаках». А позже его то и дело подвергали критике за то, что он без конца терпел неудачи до тех пор, пока не изобрел свой вариант электрической лампочки. Ко­гда Эдисона спросили, что он чувствовал, когда его пре­следовали неудачи, он ответил: «Я терпел неудачи тыся­чу раз. Я думаю, что мне пришлось провести одну тысячу
четырнадцать экспериментов, которые оказались бе­зуспешными, пока я, в конце концов, не добился успеха. Чтобы я смог понять, как сделать одну электрическую лампочку, мне потребовалось сделать, по крайней мере, тысячу неудачных попыток».

— А что он хотел сказать этими словами «чтобы я смог понять, как сделать одну электрическую лампочку, мне потребовалось сделать, по крайней мере, тысячу неудачных попыток»? — спросила ведущая.

— Это следует понимать так: если бы вы или я сейчас захотели изобрести электрическую лампочку вместо того, чтобы просто пойти и купить ее в магазине, нам, по всей вероятности, тоже потребовалось бы не меньше тысячи неудачных попыток, прежде чем мы разобрались бы, как ее сделать.

— Получается, прежде чем Эдисон смог совершить свое открытие, он обязательно должен был пройти через тысячу неудач, да еще получить в школе ярлык «пустоголового». Значит, все это, по вашему мнению, необходи­мо, чтобы стать изобретателем? Но какое это имеет от­ношение к предпринимательству? — спросила ведущая.

— А вы знаете, основателем какой компании он стал? — спросил я.

— Нет.

— Он основал компанию «General Electric» — одну из самых могущественных империй в мире. Первоначально она носила название «Edison General Electric» и стала одной из первых двенадцати компаний, на основании котировок акций которых стал вычисляться индекс Доу-Джонса. И, кстати, из этих первых двенадцати компа­ний до наших дней уцелела только «General Electric».

По-моему, неплохо для «витающего в облаках пустого­лового» малого, который всю свою жизнь делал ошибки.

На этом наша беседа закончилась.


1937106180181123.html
1937161633472499.html
    PR.RU™