Строительство пожарной охраны в середине XIX столетия  

Строительство пожарной охраны в середине XIX столетия

Середина XIX в. явилась заметной вехой в развитии строительства пожарной охраны в России. 17 марта 1853 г. утверждается «Нормальная табель состава пожарной части в городах». В соответствии с этим документом штатный состав команд впервые стал определяться не по «высочайшему разрешению», а в зависимости от численности населения.

Все города делились на семь разрядов. К первому относились города с населением до двух тысяч жителей, а к седьмому от 25 до 30 тысяч. Число пожарных в каждом разряде, начиная с первого, составляло соответственно 5, 12, 26, 39, 51, 63 и 75 человек, возглавляемых брандмейстером. Проекты штатов, составленные губернаторами городов, утверждались Министерством внутренних дел. За 1853 г. штатное расписание было утверждено в 461 городе. В соответствии со штатом определялась положенность пожарной техники для каждого разряда, средств на ее ремонт. В отличие от указа Екатерины II от 1782 г., по которому комплектование команд производилось гражданскими лицами, по новому положению люди подбирались из военного ведомства.

Такой порядок существовал до 1873 г., когда вышел указ о прекращении комплектования пожарных военным ведомством. В связи с введением в России в 1874 г. всеобщей воинской повинности, на этот год было разрешено доукомплектовать команды молодыми солдатами. Лица, принятые на службу в пожарную охрану, освобождались от призыва в армию. Пожарные команды содержались за счет городской казны, но руководство их действиями по-прежнему оставалось в ведении полиции. Эта двойственность вносила много путаницы. Городской голова Саратова в рапорте губернатору, в котором он добивался передачи пожарной команды в свое подчинение, писал: «...Поводом к означенному ходатайству... послужило отсутствие единомыслия в управлении пожарной частью, вытекающее из того, что управление хозяйственной частью пожарной команды находится в ведении Городской управы, а личный состав ее зависит от полиции, отчего происходит ущерб как вообще для городских интересов, так и в частности пожарного обоза...». Однако это ходатайство не было удовлетворено.

В 1857 г. переиздается «Пожарный устав». В нем предусматривалось образование в городских районах пожарных частей. Однако большая часть требований этого устава повторяла ранее изданные положения, в связи с чем он в кодификационном порядке был исключен из Свода законов Российской империи и потерял свою силу.

С 1 марта 1892 г. в России впервые начал издаваться журнал «Пожарный». Его издатель – известный пожарный деятель, граф А. Д. Шереметев. Редактором был Александр Чехов, брат знаменитого писателя. В журнале, выходившем два раза в месяц, публиковались статьи о технике и практике пожарных, отчеты о деятельности отечественных и зарубежных команд, корреспонденции с мест, библиография, статистические данные и прочее.



За три года «Пожарный» успел оставить за собой прочную репутацию солидного и полезного специального издания.

По инициативе Главного совета Российского пожарного общества с июля 1894 г. в Санкт-Петербурге стал ежемесячно выходить журнал «Пожарное дело». Редактирование журнала осуществлял князь А. Д. Львов. Создатели нового печатного органа были уверены, что журнал «явится лучшим проводником к живому обмену», объединению всех мыслей и интересов деятелей противопожарного дела на Руси и послужит к его еще большему упрочению и развитию. Именно на страницах этого журнала развернулась полемика по поводу создания Особого противопожарного присутствия, на которое была бы возложена функция предупреждения пожаров. Знаменательно, что этот журнал МВД продолжает выходить и сегодня. Он уже начал отсчет второго столетия своего существования. Это довольно редкое для России постоянство с ее калейдоскопом событий. Менялись эпохи, ситуации, люди, а журнал живет, так как с пожарами, как и с преступностью, нужно бороться во все времена.

В 1873 г. решением Государственного Совета земским учреждениям было предоставлено право издавать обязательные правила по мерам предосторожности от пожаров и их тушению в сельской местности. Как отмечали специалисты, увеличение количества постановлений и циркуляров, к сожалению, не давало достаточных гарантий для уменьшения числа пожаров и их последствий. В среде пожарных росло мнение о неудовлетворительном положении дел, но изменить что-либо они не могли [61].

В связи с этим в печати все чаще поднимался вопрос о пожарной реформе. Речь шла о том, что именно пожарные должны заниматься предупреждением пожаров. Эта мысль отчетливо прозвучала на съезде пожарных в выступлении графа П. Сюзора. Он отмечал, что вовремя принятые предупредительные меры спасут сотни тысяч людей от огненной беды. Однако в решениях съезда этот вопрос не получил дальнейшего развития, деятельность пожарных обществ по-прежнему признавалась многими исключительно в форме обязанности ее членов «являться для тушения всякого пожара». Профилактические же меры не входят в сферу компетенции общества. Попытки пожарных как-то повлиять на реальную обстановку вызывали если не недовольство администрации, то во всяком случае замечания о том, что такое вмешательство выходит за пределы деятельности пожарных обществ и команд.



Какой же представляли себе реформу наши предшественники? Они считали, что деятельность пожарных обществ должна быть сосредоточена на трех главных направлениях:

– борьбе с реальными пожарами;

– предупреждении пожаров;

– создании такого рода мер и средств, которые могли бы содействовать скорейшему тушению пожаров.

Все задачи по предупреждению пожаров должно было возглавить Особое противопожарное присутствие, организация которого предполагалась во многих городах России. На него возлагали издание обязательных правил о постройках, об очистке труб, ремонте печей. Все страховые полисы в обязательном порядке должны были проходить через этот орган. Современники видели в этом одну из главных мер, противодействующих злоупотреблениям в страховании. Здесь же предполагалось проводить проверку материалов дознания о причинах пожаров.

Присутствию предоставлялись права закрытия зрелищных сооружений, построенных с нарушениями строительных норм, устанавливать места торговли легковоспламеняющимися жидкостями и другое. Пройдет еще более 30 лет, прежде чем в России появится Государственный пожарный надзор, создания которого так настойчиво добивались прогрессивные пожарные деятели прошлого века.

По состоянию на 1892 г. в России насчитывалось: постоянных профессиональных команд – 590, добровольных городских – 250, сельских – 2026, заводских – 127, военных – 13, частных – 12, железнодорожных – 2. Численность личного состава в них – 84 241 человек. На вооружении пожарных формирований находилось 4970 линеек, 169 паровых насосов, 10 118 больших пожарных насосов, 3758 ручных насосов и гидропультов, 35 390 бочек, 4718 багровых ходов, 19 лазаретных фургонов. Эти сведения касаются 1624 населенных пунктов и территорий, включая Финляндию, Кавказ, Туркестан, Сибирь. Кроме столичных городов и Варшавы, команды которых обладали современным снаряжением, все остальные испытывали финансовые трудности. В 1893 г. из 687 городов 61 губернии в 63 городах (9,1 %) на содержание пожарных средств не выделялось. В 180 городах (26,2 %) на ремонт обоза, рукавов, на оплату за доставку воды из казны было выделено около 1000 руб. В 388 городах (56,5 %) расходы составили от 1000 до 10 тыс. руб., а в 56 (8,2 %) – свыше 10 тыс. руб. Во всех городах России в 1916-1917 гг. из общего количества общественных и частных построек каменные составляли 14,8 %, деревянные – 63,9 %, смешанные – 3,6 %, прочие – 17,7 %. В отдельных городах процент деревянных построек превышал средний показатель. Например, в Москве деревянных построек было 72 %. 95,5 % крестьянских дворов были целиком деревянными и только 2,5 % – построены из негорючих материалов [52].


1937677820866371.html
1937724694128538.html
    PR.RU™